Грач ДЖАБРАЯН: «Трудности не должны стать причиной, чтобы армянин Диаспоры держался вдали от Родины…»

Генеральный директор канадской компании «Данди пришс металс Капан» Грач Джабраян родился в Ливане, жил в Канаде. А сегодня с семьей живет и работает в Армении, точнее – в Капане, той самой Горной Армении, с которой до приезда в Армению был знаком только по историям о Гарегине Нжде. 

– Сколько лет Вы живете в Армении?

– Три с половиной года назад (в мае 2011 года) окончательно переехал в Армению. До того часто посещал Армению, а уже в 2011-м с женой и детьми переехали сюда.

– Вы можете считать себя репатриантом?

– Да, я армянин из Диаспоры, родившийся вдали от Родины, но возвратился на Родину жить, работать, и, почему бы нет, участвовать в процветании Родины.

– Интересно, предложение по работе уже имели, когда решили переехать в Армению?

– Начну немного издалека. Впервые посетил Армению в 1991 году, когда мне было еще 17 лет. Сразу влюбился в страну, мою Родину, и остался здесь два месяца. Потом возвратился в Канаду, продолжил учебу, и начиная с 2000 года мои поездки в Армению стали частыми. Почти каждое лето, бывало – два раза в год приезжал в Армениюю

В 2002 году причина моего визита в Армению была уже немного иной – хотел познакомиться с бизнес-возможностями страны. В 2003 году встретился в Ереване с будущей женой, Лианой. Она еще больше привязала меня к Родине. В 2004 году поженились в Сагмосаванке и отправились в Канаду.

Но еще с малых лдет целью моей было жить на Родине. Я не помню, но дядя рассказывает, что еще в 13-14 летнем возрасте говорил ему, что когда вырасту, буду жить в Армении и непременно женюсь на девушке из Армении. Наверное, судьба именно это предрекла для меня.

Будучи представителем 4-го поколения переживших Геноцид армян, я всегда думал о Родине. В 2010 году уже купили дом в Армении с расчетом на то, что когда-либо должны непременно возвратиться навсегда. С этой целью начал активно искать работу в Армении. У меня были определенные бизнес-программы, в Армении встречался с разными людьми, обратился к различным международным компаниям, функционирующим в Армении.  К счастью, или по воле Бога, в 2010 году одна из крупных горнодобывающих компаний Канады, имеющая в Армении рудники, предложила мне пост генерального директора компании. Дверь к возвращению на Родину открылась, и мы переехали в Армению.

– Вы сказали, что впервые побывали в Армении в 1991 году, в самый тяжелый для Армении период. Но независимо от всего этого решили возвратиться и жить в Армении. Неужели трудности не стали препятствием?

– Мы с друзьями еще с малых лет были вовлечены в ряды АРФД. В Диаспоре партия Дашнакцутюн – путь пропаганды патриотизма. Мы читали о Хор Вирапе, горе Арарат, героической битве в Горной Армении, о Нжде, Чауше. Родина, с ее историей и героями, была для нас райской, идеальной страной. Когда приехал в 1991-м, это был первый шаг к осуществлению мое мечты.

Как уже сказал, с первого взгляда влюбился в страну, но не могу того же сказать о людях. Народ был мне чуточку чуждым. Я не думал, что разница между армянами Диаспоры и Армении столь велика (в языке, психологии). Потребовалось немного времени, чтобы привыкнуть. В те годы Армения  переживала очень трудные времена. И первое, что случилось со мной в Армении – украли бумажник. Естественно, этот случай не мог произвести хорошее впечатление.

Но я был восхищен Арменией. Объездил всю страну, проводил время с преданными патриотами. Познакомился с прекрасными ребятами – такими авторитетными людьми, как Ваан Ованнисян, занимавшимися освобождением Родины. Познакомился с героями, которых сегодня уже нет – Монте Мелконяном, Петросом Гевондяном, Каротом Мкртичяном, Грачем Мурадяном, Варданом Бахшяном, Душманом Варданом и другими. Люди, ставшие для нас подлинным примером патриотизма.

– Однако различие между армянами Диаспоры и Армении не помешали Вам жениться на местной девушке. Как вам удается в семье преодолевать эти различия?

– Я очень счастливый человек. Супруга, Лиана – особенная девушка. Могу сказать, что за последние 10-11 лет она была основой моей жизни. Я очень горжусь ею.

Знаете, разница в идеологии и культуре есть не только между армянами Диаспоры и местными, она существует и у других народов. И неверно говорить, что одни правы, другие – нет. Вопрос просто в адаптации. Есть вещи, которыми в течение жизни приходиться поступиться. До сих пор я в Армении часто встречаюсь с трудностями. К примеру, различны образы мышления мой и моих капанских коллег. Это не означает, что я прав, они нет, и наоборот. Просто мы по-разному мыслим. Но если ты целеустремлен и цель твоя не признает слабости – все эти мелкие трудности преодолимы.

– А когда либо думали, что будете жить и работать в той самой Горной Армении, о которой лишь читали? Хотелось бы, чтобы поговорили о вымышленной и реальной Горной Армении.

– Когда я впервые прочитал о героической битве за Горную Армению, сражениях и победах Гарегина Нжде в горах Зангезура – если не ошибаюсь, мне тогда было 14-15 лет. Потом читал мемуары Рубена, произведения Раффи, Малхаса, Демирчяна, Зограба. Истории о Горной Армении и победах Нжде в моем воображении очерчивались, как фильм. Я будто представлял, как происходило все это. Но никогда не возникало мысли, что когда-либо буду жить на этой земле, где Нжде ковал свои подвиги.

Теперь же, когда живу там, каждое утро, просыпаясь, благодарю Бога, что у нас были герои, подобные Нжде, которые создавали Родину и ты сегодня можешь внести свою незначительную лепту в усиление этой земли. Бывает, не верю, но радуюсь.

Единственная разница в том, что хотел бы видеть мой народ в лучшем положении. Сегодня народ Сюника испытывает трудности, рабочих мест мало, жизнь дорогая, зарплаты нехватает, есть покинутые семьи, семьи героических ребят, которые не имеют даже денег на хлеб насущный.

Хочу, чтобы не только Сюник, но вся Армения была экономически сильной, народ жил лучше, был оценен. Особенно трудно, когда каждый день ощущаешь все это на своей коже, живя, общаясь с народом, видя его боль. Все остальное для меня – рай.

Теперь хотелось бы, чтобы немного рассказали о руководимой Вами компании «Данди пришс металс Капан».

– Канадское ООО «Данди пришс металс Капан» – международная компания (корпоративный офис находится в Торонто), имеющая рудники в Болгарии и Армении, плавильню в Намибии, разведочные территории в разных странах мира.

Компания занимается добычей ценных металлов – золота, серебра, меди, цинка. Рудник впервые начал эксплуатироваться в 1869 году – его возраст насчитывает 154 года. До 2002 года принадлежал государству,  затем был приватизирован швейцарскими инвесторами, у которых в 2006 году и перекупила канадская компания.

Компания сегодня насчитывает 1200 работников. Поставили цель увеличить число рабочих мест на 60-65. 99% наших работников – местные армяне, имеется также 23 работника-иностранца.

Начиная с 2006 года вложены колоссальные инвестиции, и рудник сегодня соответствует высочайшим международным критериям.

У компании имеется своя внутренняя школа, периодически приглашаются специалисты, которые проводят для наших работников профессиональные курсы. Наши работники проходят переподготовку и за рубежом.

По данным правительства РА, самая высокая средняя зарплата в Армении – в Капане. К сожалению, одновременно там же и самая высокая безработица – примерно 30%, тогда как в других регионах Армении она составляет 23%.

В Ереване средняя зарплата составляет 150 тысяч драмов, в Капане – 179 тысяч. Средняя же зарплата работников компании составляет 240 тысяч драмов.

И все это – благодаря шагам, предпринятым в последние годы компанией «Данди пришс металс Капан».

Процесс реформирования пока продолжается. Одной из наших целей является то, чтобы постепенно все руководство компании передать армянам.

– А заботами Капана, капанцев компания живет?

– Естественно, мы постоянно сотрудничаем по различным программам с мэрией, областной администрацией. Когда я только приехал в Капан, первую инвестиционную программу разработали для городских детских садов.

У меня двое малышей: Наре в январе исполнится 6 лет, Мане – 3,5 годика. Естественно, как родителя, меня очень волнует состояние детских садов города. Когда посетил детсады – ужаснулся условиям. Помню, сказал супруге, чтобы никогда не отправляла детей в эти детсады. Сказал, но потом подумал: если мы своих детей не отправим, почему должны отправлять другие?

Встретился с тогдашним мэром Капана и сказал, что компания позаботится о расходах на ремонт детсадов. Мэр очень обрадовался, мы разработали программу, и в первый год инвестировали около 500 тысяч долларов США. Программа продолжается уже три с половиной года. Ею воспользовались все 12 детских садов города.

Не остались без внимания компании также школы, церкви, музеи города. Под эгидой церкви открыли воскресные школы, где дети могут разучивать эпизоды из Библии.

В центре внимания компании также семьи ополченцев. В Капане проживают семьи 216 погибших ополченцев, еще 16-20 (точная цифра неизвестна) пропавших без вести. Сотрудничаем также с Комитетом ветеранов Карабахской войны. Осуществляем и программы по здравоохранению. Сумма социальных программ компании в год составляет около 1 млн долларов США.

В последнее время неофициальным образом начали вкладывать инвестиции в Арцахе. Я делаю также личные инвестиции, и рад, что имею такую возможность.

В Ковсакане – освобожденной территории, – проживает 880 жителей. Мы построили там полигон, где наша молодежь может проходить военно-патриотические курсы.

Мы поощряем работу, выполненную юношами, молодежью Арцаха, организуем культурные мероприятия.

Я встречался с президентом Арцаха Бако Саакяном, премьер-министром Ара Арутюняном, президентом Армении Сержем Саргсяном. Есть достаточно серьезные программы, надеемся, что продолжим вкладывать инвестиции не только в Сюнике, но и в Арцахе.

– Можете утверждать, что отныне Ваше будущее – в Армении?

– Дай Бог.

– И последний вопрос: руководствуясь Вашим личным примером, что посоветуете тем армянам Диаспоры, которые колеблются переехать в Армению, вкладывать инвестиции?

– Не виню людей, которые покидают Армению или избегают вкладывать здесь инвестиции. Осуществлять бизнес в Армении не просто трудно, а очень трудно.

В нашей стране пока еще существуют препятствия, велики масштабы взяточничества, ощущается нехватка прозрачности. Стиль работы некоторых министерств просто омерзителен.

Но я знаю одно: ты должен быть сильнее их, если понадобится, вступить в единоборство, в противном случае тебя проглотят.

Часто меня спрашивают – будучи армянином из Диаспоры, не опасаюсь, особенно с учетом того, что я дашнак. Говорю – нет, пусть они меня боятся. Почему человек должен бояться на своей Родине? Я всегда верил, что нужно быть сильным, как говорится, лучшая оборона – нападение.

Моя работа была очень трудна – многие пытались помешать, но удар был сильнее, почувствовали, что не каждого армянина из Диаспоры возможно эксплуатировать.

Ты должен быть сильным и цель твоя должна быть чиста. А мои цели чисты: я хочу, чтобы моя компания работала хорошо, была прибыльной, и чтобы мы могли использовать свои средства на служение народу – без исключения.

Трудностей много, но они не должны стать причиной, чтобы армянин Диаспоры держался вдали от Родины. Мы должны приехать на Родину, вкладывать инвестиции. Быть целеустремленными и сильными: как бы ни было, это наша Родина со всеми ее трудностями и преимуществами. Если мы не начнем – кто же начнет…

Для канадского «Горизонта» беседовала Лусине АБРАМЯН

Scroll Up