Глаз, сердце и юмор Стамбула – интервью с Ара Гюлером

– Что же, нынче будешь спрашивать, а я буду отвечать..?

– Нет, просто побеседуем. У меня столько вопросов к Вам. Какой же мне задать? Лучше просто побеседуем.

 – Я написал визуальную историю (visual history), знаешь?

– Да, знаю, у Вас 800.000 фотографий.  


– Да что ты, два миллиона. 
 

– Есть ли среди этих двух миллионов кадров №1 для Вас – самый лучший? 


– Мой портрет (смеется). Все важны для меня, фото чопчи сборщика мусора важно.Для меня важны люди. Я снимаю людей, а не виды. Даже, если есть вид, то обязательно на фото присутствует и человек. Все сделано для людей, все самолеты созданы для людей, еда тоже готовится для людей, дома, стены… (молчит) Стена – плохая вещь. Стена – одна из ошибок человечества… Стена – что-то опасное (молчит) стена разделяет,разделяет людей. 
 

– Вы побывали в разных уголках земного шара, что Вас возвращало каждый раз в Стамбул, что есть в Стамбуле, чего нет в других местах?


– Здесь мой дом.

– Первый кадр, который возникает перед глазами, когда говоришь о Стамбуле – это Ваша фотография рыбаков.  


– Да, фото рыбаков. Знаешь, это армяне, первыми рыбаками были армяне.

 – А какой кадр возникает перед Вашим взором?  


– Мой дом, мои друзья, любимая женщина.

– Вы помните свою первую любовь?


– Я всегда влюблен. Я могу влюбиться и в дерево, и в цвет, и в улицу, и в луч света. В мире есть одно важное явление – любовь. Человек не знает, когда должен влюбиться, когда любить. Жизнь – это обязательство. В мире есть большая и настоящая любовь, веришь?

– Не знаю.


– Есть, есть…

– Вы когда-нибудь влюблялись в армянку?


– Вот это не случилось.

– Каков следующий Ваш любимый город после Стамбула?


– Париж.

– Город любви.


– Любовь повсюду, везде зеленое – это зеленое, синее – это синее. 

– Недавно Вы побывали в Армении, сделали ли там снимки?


– Я и ранее бывал в Армении, сфотографировал все церкви.

– Я привезла Вам из Еревана шоколад с изображением церкви. Это церковь Севана. 


– Да, знаю.

– А это Татев. Вы были в этой церкви?  


– Не был.
 

– Она самая красивая, по крайней мере, для меня. Вы фотографировали знаменитых армян, таких, как Вильям Сароян, Арам Хачатурян…


– Репортаж с Арамом Хачатуряном был очень сложным. Человек даже армянского не знал. А я пошел в Союз писателей, чтобы сфотографировать его. Захотел включить свет и сделал что-то не то, и в результате выключился свет всего здания. (смеется)

– Был ли такой момент, когда Вы почувствовали, что устали и хотите заняться чем-то другим?


– Нет, дорогая, что ты такое говоришь? Я никогда не уставал. 
 

– Помните самый счастливый день Вашей жизни?


– Да, день, когда влюбился в свою жену. Любить и быть любимым – самое лучшее, что есть в мире.

– Что значит для Вас родина?

 (шурша оберткой открывает армянский шоколад)


– Родина… я родился здесь, человек хочет умереть на земле, на которой родился… Есть еще одна вещь… вот смотри, я хожу по улице, из окна глянула красивая девушка, и я в нее влюбился… эта девушка и есть моя родина…

– Вы сфотографировали стольких людей. Не хотели бы, чтобы Вас тоже сфотографировал такой же талантливый человек, как Вы?


– Меня фотографировали.

– Нравится?

(пожимает плечами)

В конце подписывает свою книгу и дарит ее мне.


– Почаще приходи, вечерами я всегда бываю здесь.

– Приду, обязательно приду.

Беру книгу и удаляюсь от очевидца нашей услышанной, но не увиденной истории, от талантливейшего старика, создавшего историю посредством 2 миллионов кадров.

Ара Гюлер – всемирно известный стамбульский фотограф-журналист армянского происхождения. Часто к нему обращаются, называя «Глаз Стамбула» или «Фотограф Стамбула». Он родился в армянской семье, живущей в Стамбуле. Носитель титула «Лучший фотограф века» Гюлер сфотографировал таких величайших людей, как Бертран Рассел, Уинстон Черчилль, Марк Шагал, Альфред Хичкок, Теннеси Уильямс, Пабло Пикассо, Сальвадор Дали, Вильям Сароян, Сергей Параджанов и др. Его работы хранятся в ряде музеев мира, в частных и национальных коллекциях.

Астхик Игитян, Стамбул 

Scroll Up