«Я больше не борюсь за право быть армянином». Репатриант из Аргентины Ари Aчян

Ари Ачян переехал из столицы Аргентины Буэнос-Айреса в Армению в 2010 году. По профессии он архитектор, работает в аэропорту «Звартноц».

Очень любит Армению, людей, которые его окружают, свою работу.

В разговоре с «Hayern aysor» Ари сказал, что одним из достижений своей репатриации считает создание семьи и рождение близнецов, а их будущее видит в новой Армении.

С перва:

– Со стороны отца наш род берет начало из Западной Армении, из деревни Килис в районе Себастия.

Дед моего отца был убит во время массовых убийств армян в 1894—1896 годах, во время Хамидийской резни. По материнской линии, мы из Мараша. Моя бабушка была одной из оставшихся в живых после Геноцида армян, а ее мать и сестры были убиты.

Мои родители родились в Алеппо. Мой отец был журналистом и учителем армянского языка, а в 1979 году его пригласили в Аргентину, и доверили руководство армянской школы в Буэнос-Айресе, также он преподавал армянский язык и стал редактором газеты «Армения». Они с моим братом и сестрой переехали в Аргентину, а я и трое других детей родились уже в Буэнос-Айресе (нас три брата и три сестры).

Я скучаю по аргентинской весне …

– Будучи одной из самых отдаленных общин, где живут армяне уже в четвертом поколении, для нас приоритетной задачей является сохранение армянства, а армяне здесь свято хранят свои традиции и дух Армении. Даже если они не знают армянского и не говорят на армянском языке, то по-испански гордо заявляют, что они являются армянами, а не аргентинцами армянского происхождения.

Я вырос в армянской среде, всегда хранил связь с общиной, посещал армянскую школу Святого Григория Просветителя, ансамбль танца «Масис» и Всеобщий армянский физкультурный союз ВАФС (Homenetmen). Моя семья воспитала меня в армянском духе, дала армянское образование и всегда напоминала о своих корнях, о том, что я армянин.

Только во время учебы в университете я тесно общался с иностранцами, но это никак не повлияло на мою патриотичность.

Конечно, Аргентина-моя родина. Я там родился и состоялся как личность, получил высшее образование. Сейчас я очень скучаю по Буэнос-Айресу, по моим друзьям и знакомым, особенно я скучаю по аргентинской весне. Увидев бедственное состояние своей Отчизны, я был очень огорчен …

С двенадцати лет я мечтал вернуться на родину. Тогда я отправил письмо своему сверстнику из Армении, где написал, что я хотел бы вернуться в Армению и стать президентом.

В 1995 году я впервые побывал в Армении. Когда я окончил школу в Буэнос-Айресе, мы по специальной ознакомительной программе приехали в Армению. В стране еще витал дух войны. Это были мрачные и темные годы. В школе нам всегда рассказывали о процветающей Армении, где все было идеально. Но увидев мою родину в крайней нищете, и людей с печальными глазами, я сильно приуныл и огорчился. После пятнадцатидневного прибывания я почувствовал теплоту людей, и от отчаяния не осталось и следа. Я понял, однажды я вернусь в Армению моей мечты!

Итак, в 2010 году я вновь вернулся в Армению.

Я осуществил несбывшуюся мечту своего отца …

– Мои родители не воспротивились моему решению. Моя мать немного волновалась, она хотела, чтобы я принял окончательное решение лишь после того, как я некоторое время поживу здесь. А отец наоборот, был очень счастлив. Я осуществил его несбывшуюся мечту. Он так и не свыкся с жизнью на чужбине. Во времена первой волны репатриации он подал заявку на переезд в Армению, но ему отказали.

Армения – это большая семья, которая может сжать в объятиях всех своих детей …

– Здесь я столкнулся с проблемой менталитета и различий в культуры, столкнулся с традициями, которые чужды мне и наоборот. Люди с недоумением смотрели на мою стрижку или рваные джинсы. Сначала меня это раздражало, но со временем я свыкся.

Но с самого первого дня я почувствовал себя дома. Люди приняли меня с распростертыми объятиями и протягивали руку помощи при необходимости.

Я всегда говорю, что Армения – это большая семья, которая может сжать в объятиях всех своих детей. А армяне – умные, талантливые и трудолюбивые люди. Когда я был маленьким, я думал, что Иисус Христос – армянин по национальности, потому что он казался мне таким же добросердечным, как и армянский народ. (Смеется – ред.)

Я предпочитаю проводить свой отпуск в Армении …

– Изменения в Ереване очевидны. У города появился европейский стиль, но в тоже время он не потерял свои армянские очертания. Наша столица находится на перекрестке Запада и Востока, что очень нравится мне.

Я разделяю идеи градостроения Александра Таманяна. Но для меня неприемлемо, когда применяя инновационные технологии пытаются подражать архитектуре 30-х годов или Таманяну.

Одним из моих любимых архитектурных зданий города является кинотеатр «Айрарат» («Россия»). Мне также нравится Парк Влюбленных, вблизи которого находится наша квартира. До рождения детей, мы с женой каждую неделю ездили по районам Армении, открывая для себя новые исторические и культурные достопримечательности. Я предпочитаю проводить свой отпуск в Армении, а не уезжать за границу. Я убежден, что развитие туризма может способствовать развитию Армении.

Наши встречи закончились браком …

– До окончательной репатриации, я побывал в Армении в 2007 году. Тогда я познакомился с моей будущей женой –иранкой армянского происхождения Наири. Вернувшись в Аргентину, я поддерживал с ней виртуальные отношения.

В 2010 году, в первый день своего приезда на Родину, произошла судьбоносная встреча с ней на улице, а потом уже наконец наши встречи завершились счастливым браком. Сейчас у нас есть мальчики-близнецы. Я очень рад и горд тем, что мои дети являются полноценными гражданами Армении.

Я также возлагал большие надежды на бархатную революцию …

– Когда вы живете в Диаспоре, жизнь в Армении кажется вам идеальной, вы на все смотрите сквозь розовые очки.

Переселившись, узнав политическую ситуацию изнутри, я стал одним из тех, кто осуждал правительство и и некоторые политические фигуры.

Как и многие, я возлагал большие надежды на бархатную революцию, старался по мере возможностей участвовать в демонстрациях, стоять плечом к плечу с моими соотечественниками. Я надеюсь, что однажды придет тот день, когда армянский народ будет жить в Армении мечты.

Самое главное – я нашел себя …

-Что дала мне репатриация ? Часто размышляя над этим вопросом, я понял, что благодаря репатриации я нашел себя. Я больше не боюсь говорить на армянском и быть армянином, как в Аргентине. Этот груз я сбросил со своих плеч и устремился вперед, строить свою новую жизнь.

Я мечтаю о новой волне репатриации …

– Я мечтаю о том, что однажды закончится военный конфликт Армении и Арцаха, карабахская проблема будет урегулирована мирным путем, а наши солдаты целы и невредимы вернутся к своим семьям.

Я мечтаю о большой репатриационной волне, о возвращении всех эмигрантов, чтобы армяне оставались жить на своей земле и чтобы их потенциал послужил во благо Армении. Я уверен, что только благодаря национальному единству мы сможем справиться с теми задачами и глобальными вызовами, которые стоят перед нами.

Бархатная революция доказала, что при желании мы можем многого добиться.

Геворг Чичян

Scroll Up