“Оптимизм – самая сильная сторона моей натуры»: Нора Армани

Египетская армянка, ныне проживающая в Америке известная актриса Нора Армани в беседе с «Армяне сегодня» представляет историю жизни армянки, глубокими корнями привязанной к Родине, постоянно сеющей  вокруг любовь и с улыбкой встречающей трудности. 

– Госпожа Нора, часто приезжаете в Армению?

– Достаточно, но если честно – не так много бываю в Армении, как хотелось бы. Как и в прошлом году, в нынешнем меня привело в Армению вручение гуманитарной премии «Аврора».

После бархатной революции открыла для себя Армению в совершенно новых красках: увидела людей более гордыми, с честными и улыбчивыми глазами. Из США я дни напролет следила за ходом революции, с верой ожидая справедливой победы армянского народа.

– Вдали от Армении какое чувство ностальгии по Родине испытываете?

– Это ощущение ностальгии с годами изменилось. Если составить символический график – ностальгия возникла из желания впервые приехать в Армению, увидеть достопримечательности. Со временем посредством Комитета по культурным связям с Диаспорой общение с Арменией стало более тесным. Потом приезжала в Армению на съемки, тем самым сделав визиты более частыми. Теперь ностальгия выражается   в тоске по живущим в Армении родственникам. Находясь вдали, думаю об их будущем.

– Каким был для Вас самый важный совет, полученный от родителей?

– От родителей получала очень важные и дорогие советы. Блаженной памяти отец говорил, чтобы всегда смотрела вперед  и не сожалела о несделанном. До сих пор в жизни следую завету отца.

– Когда осознали, что сцена – Ваша судьба?

– Давно поняла, что сцена – это мое и что люблю актерство. Однако в Египте не было благоприятных условий, чтобы совершенствоваться и состояться на этой стезе.  Сначала год училась в медицинском университете. Потом поступила в Американский университет Каира, изучала социологию и театр. Затем училась в школе экономики и политических наук в Лондоне (London School of Economics). Театральное образование получила в Лондонской королевской академии драматического искусства (RADA) и в Калифорнийском университете (UCLA). В Париже и Лондоне следила за различными театральными проектами, сотрудничая с Ириной Брук и учеником ее отца Йоши Оида, Арианом Мнушкиным (Theatre du Soleil).

 С 1974 года выступала совместно с актером-постановщиком Жирайром Бабазяном, а также играла в на сценах Союза любителей искусств Египта.

– Есть ли роль, которую до сих пор не исполняли, но о которой думаете?

– Специально не думала о том, какую роль хотела бы сыграть или какая мне близка по духу. Забота моя лишь о том, чтобы сыгранная роль, созданный образ запомнился зрителю.

Если в жизни хоть одного человека под воздействием сыгранной мною роли произошли позитивные перемены, я сочту себя одной из самых счастливых актрис.

Однажды после спектакля ко мне подошла молодая девушка и сказала, что годы назад, после состоявшегося в их школе спектакля, была так впечатлена моей игрой, что по окончании школы избрала профессию актера. Слушая ее восторженные слова, от волнения и радости не смогла произнести ни слова. Подобных историй было много.

– Возможно ли актрису, женщину и армянку Нору Армани узнать сразу по ее игре? Насколько остаетесь той же на сцене и вне ее?

– В любом случае, я не из тех актеров, для которых после того, как опустился занавес или выключилась камера, все заканчивается. Я продолжаю жить своей обыденной жизнью. Как принято говорить, я не остаюсь в роли, но на сцене отождествляюсь с образом.

– Какая самая сильная сторона Вашего характера?

– Оптимизм – самая сильная сторона моей натуры. Если даже со мной происходит что-то плохое, в сложившейся ситуации всегда стараюсь видеть светлую сторону. В основе этого оптимизма – совет, данный мне отцом.

– В Вашей работе, в числе других, вскрывается вопрос защиты прав женщин. Расскажите, пожалуйста, об этом.

– Одной из причин, побудивших создать ежегодный фестиваль «SR Socially Relevant» стало зверское убийство в Египте моей племянницы Вании Эксерджян и дяди Акопа Эксерджяна. Мне захотелось заняться пропагандой прав женщин, чтобы покончить с насилием в их отношении.

Впоследствии расширила фестиваль другими социальными темами. Однако в рамках фестиваля присуждаем приз имени моей племянницы, присуждаемой женщинам-режиссерам или фильмам, где затрагиваются вопросы, касающиеся прав женщин.

– Как охарактеризуете женщину-армянку?

– Армянские женщины очень сильные. Заметила, что в Армении женщины в различных сферах занимают высокие позиции. Думаю, это следует приветствовать. Армянская мать – краеугольный камень армянской семьи. Они достойны преклонения и похвалы, особенно многодетные матери, которые успевают все сделать вовремя – заниматься после работы бытом, ухаживать за детьми, заниматься чистотой в доме и т. д.

– Параллельно с загруженностью работой успеваете бывать на кухне?

– Конечно, нахожу время побыть на кухне и готовить вкусные блюда. Очень люблю готовить армянские блюда, особенно толму.

– Ереван характеризуют как город из красного туфа. А какого цвета для Вас Ереван?

– Прежде замечу: было бы прекрасно, если сохранятся несколько старых зданий, составляющих облик Еревана – они считаются нашим достоянием. Конечно, приятно видеть и новостройки, возведенные в новом стиле, кафе, центры досуга.

Прогулки по ереванским улицам – одно из моих любимых занятий. Особенно люблю улицы Баграмяна, Абовяна и Вазгена Саркисяна.

Беседовал Геворг ЧИЧЯН

Scroll Up