«Весенний бархат символизирует нашу любовь»: Тигран Нерсисян

%d5%bd%d5%a5%d6%80

Согласимся, что дни рождения всегда служат для нас поводом к размышлениям. Они будто являются отражением прожитых нами лет: отдаваясь воспоминаниям, думаем о сделанном и не сделанном, минувших днях, которые уже не вернуть.Своеобразный отчет о прожитом дали 31 марта в Национальном академическом театре им. Габриела Сундукяна супруги, Заслуженные артисты РА Тигран Нерсисян и Нелли Херанян, отмечающие в этом году 50-летие со дня рождения и 30-летие сценической деятельности.

Спустя несколько дней в беседе с «Армяне сегодня» Тигран Нерсисян не только обобщил впечатления, полученные от юбилейного вечера, но и говорил о вопросах, касающихся семьи, творческого пути.

– Господин Нерсисян, давно готовились к юбилейному вечеру? Какие эпизоды этого памятного дня можете вспомнить?

– Юбилейный вечер планировался раньше, однако немного задержался: во-первых, ждали завершения ремонта и технического переоснащения театра, потом – премьеры «Пепо». Думаю, юбилейный вечер прошел в теплой и искренней атмосфере, о чем свидетельствуют сердечные слова, до сих звучащие в устах родственников, друзей, сотрудников театра и зрителей.

Было много неожиданных сюрпризов – как, например, приветствие Народной артистки РА Жени Аветисян, несмотря на ее отсутствие, танцевальный флеш-моб наших дочерей. Хотя мы и знали, что они собираются выступить с подобной инициативой, но в каком формате – выяснилось только в тот день.  Приятные сюрпризы и эпизоды следовали один за другим, что еще больше поднимало наше настроение.

– Если попытаться подвести итоги Вашей совместной жизни и сценической деятельности, то какая сложится картина?

– Трудно давать самооценку. Ответ на этот вопрос знает зритель, почитатели нашего искусства, для которых и был организован  юбилейный вечер. Это был своеобразный отчет. Зритель увидел пройденный нами путь, познакомился со страницами биографии, получил даже такие сведения, которые, возможно, слышал впервые.

В тот день я впервые сказал вслух, что Шарль Азнавур и моя мама – троюродные брат и сестра. Прежде я говорил об этом только в узком кругу.

– Уже в молодые годы Вы снискали известность и популярность. Легко ли бремя славы?

– В моем случае негативного воздействия не было по той простой причине, что никогда не замечал проявлений зазнайства со стороны отца – известного актера армянской сцены, Народного артисте Советского Союза Бабкена Нерсисяна. Он был авторитетом, неизменно удостаивающимся любви и аплодисментов зрителей, но никогда не впадал в эйфорию.

Вспоминается один эпизод. Годы назад мама пришла посмотреть премьеру спектакля «Старые боги», после чего больше не приходила, потому что а не хотел. Спустя годы она сказала, что соскучилась по моим спектаклям и попросила придти еще раз. Конечно, согласился… Но не хотел, потому что одно слово, одно восклицание родного человека может помешать актеру.

Так же поступал и отец – нашей семье он настрого запретил преподносить ему на сцене цветы или что-либо восклицать из зала.

– Когда либо задумывались, какую «цену» заплатили за известность?

– Не за известность, а за то, чтобы заниматься любимым делом – да, заплатил очень дорого. Успехи, заработанные годами, никогда просто так мне не давались.

Во многих случаях люди этого не замечают, им кажется, все нам преподносится на блюде, что наша жизнь наполнена исключительно цветами и аплодисментами.  Но за всем этим – муки, бессонные ночи, каторжный труд, удары в спину недоброжелателей, которые придавали мне еще больше сил. Всем злокозненным, завистливым людям, встречавшимся на жизненном пути, я говорил, что вопреки их поведению я добьюсь новых высот и ныне благодарен им.

Ко всему этому прибавился еще дарованный Богом талант, который я полноценно поставил на службу людям: если замкнуть этот талант в себе, это будет равносильно смертному греху и не Богоугодно.

Удел актера – безоговорочно посвятить себя театру и зрителю. Когда на улице незнакомый человек подходит, благодарит – одним этим уже все сказано. Зачастую не успеваешь даже спросить, за что благодарность.

– Вы предвосхитили мой следующий вопрос. Хотел спросить, в чем секрет всенародной любви и высокой оценки, которой удостоились Вы и госпожа Нелли?

– Никогда не нужно задумываться об этом, особенно в процессе работы, поскольку это составляет часть твоей профессии. Актер должен быть любим обществом, пользоваться его уважением, однако не этим обусловлена конечная точка,  которой стремишься достичь. На сцене или на экране твоя миссия – работать и созидать, а остальное уже следствие всего этого.

– В одном из интервью госпожа Нелли сказала, что свою любовь выразила, укусив Ваш палец. Интересно, что почувствовали в этот момент?

– Укусить палец – было душевным порывом со стороны Нелли. Это пробудило во мне надежду, что все более чем серьезно. Мы в то время были очень молоды, жили бурной студенческой жизнью, наслаждаясь своей молодостью, которую до сих пор вспоминаем, как сказку. Мы взаимно симпатизировали друг другу, я сразу заметил Нелли: ее невозможно было не заметить.

– Какая погода преобладает в Вашей любви?

– Думаю, в нашей любви преобладает погода месяца, в котором родились – мая (Тигран Нерсисян родился 7 мая, Нелли Херанян – 10 мая). Это моя любимая бархатная весенняя погода, месяц славных побед. Наша любовь присуща именно весенней бархатной зелени. Однако это не значит, что не замечаются холодные зимы, осенние бури.  Но все это концентрируется в месяце мае. Вообще, люблю месяц май, приносящий с собой радость и умиротворение.

– Какой был самый радостный день, проведенный вместе?

– Сразу вспомнилось 10-летие нашей младшей дочери Мане. Мы очень хотели подарить ей незабываемый день. И проистекает это из моего детства. Как сегодня помню свое десятилетие – в какой радостной атмосфере оно прошло. Решил отметить день рождения ребенка в точности как свой юбилей. Так и получилось. Мане была на верху блаженства, окруженная любимыми людьми и членами семьи. Уверен, она этот день будет всегда вспоминать светло и радостно.

– Поговорим о Ваших дочерях.

– Ани училась в Ереванском государственном институте театра и кино, но предпочла педагогику. Талант преподавателя в ней очевиден. Мать Нелли тоже была учительницей – возможно, Ани становится ее достойным последователем.

А Мане еще мала, профессионального выбора пока не сделала, но активный ребенок, с большим воодушевлением посещает центр творческих технологий «ТУМО», занимается самосовершенствованием.

– Легко ли выдержать присутствие в доме трех женщин, выполнять их предпочтения и «прихоти»?

– Конечно, не так то легко: они имеют на мой счет ожидания, которые я обязан оправдать. Это любовь, которая просто так не дается.

Думаю, если для того, чтобы доставить радость любимым, делаешь все с удовольствием и готовностью – альтернативы быть не может.

Нелли, например, испытывает болезненный страх от сквозняков, это ощущение у нее все более углубляется. Это стало уже проблемой нашей семьи, и я давно к этому привык: мы принимаем наших любимых такими, какие они есть.

– Господин Нерсисян, удается ли не «нести домой» театр и после работы быть исключительно в домашней среде?

– Пытаемся так и делать, но очень часто не получается. Театр приходит в дом и диспуты, обсуждения сопутствуют нам.

В любом случае, я из тех актеров, для которых, когда занавес после спектакля закрывается, все заканчивается. Иначе говоря, не остаюсь в образе и живу своей обыденной  жизнью.

– Какие мечты вынашиваете на данном этапе жизни?

– Мечты должны всегда сопутствовать нам. Думаю, человека без мечты просто не существует. Просто надо идти навстречу и претворять в жизнь мечты, связанные с семьей, друзьями, родными, страной и соотечественниками. Я один из таких людей.

Беседу вел Геворг ЧИЧЯН