«Нет иной страны, которая бы, подобно Армении, говорила с моим сердцем»: Репатриант из Канады Шант Наджарян

Еще одна армянская семья репатриировалась: на Родине обосновалась семья Наджарянов из Канады.

Наряду с картиной эмиграции, многочисленные армяне репатриируются и считают последним и единственным своим пристанищем Родину. По мнению многих из них, на чужбине ты похож на крохотную щепку в гигантском океане, которая, качаясь на огромных волнах, пытается добраться до берега… И к счастью часть наших соотечественников достигает родных берегов, утоляя многолетнюю тоску, живет и созидает на Родине и во имя Родины. Из далекой Канады перебрался с семьей в Армению и Шант Наджарян. В беседе для «Армяне сегодня»  Шант и его родители, Сюзан и Геворг Наджаряны рассказали о сплетенной в холодной Канаде  своей солнечной сказке о Родине, которая сегодня стала реальностью.

– Добро пожаловать на Родину. Как и когда обосновались в окруженной водами Ледовитого и Тихого океанов Канаде, госпожа Наджарян?

– Причиной тому, что наша семья оказалась в этой далекой стране, послужили жаркие дни Ливанской войны: в то время еще не было независимой Армении. В той чужой стране и встретилась с будущим супругом, Геворгом из Ливана. Оба, будучи ливанцами и покинув родные места, имели много общих национальных и семейных обстоятельств, идей, взглядов, и наша семья сложилась на основе таких общностей     и любви. Более 29 лет прожили в городе Торонто Канады, ныне же наше пристанище Армения.

– Господин Геворг, а как Вы оказались в Канаде?

– Я уехал еще раньше: поначалу в Канаду перебрался  брат, затем родители, последним уехал я. Там и встретились с Сюзан. Оба мы из Ливана, а встретились на чужбине, где и составили прекрасную семью. Я по специальности ювелир, в Ливане занимался этим делом, после переезда в Канаду продолжил. Мечты мои сбылись и со временем жизнь сложилась.

– Госпожа Наджарян, чем Вы занимались в Ливане, а затем в Канаде?

– В Ливане я работала в предстоятельстве Киликийской епархии, а в Канаде служила в банке. Тесно была связана с армянской общиной, являюсь представителем САП, мы с мужем были очень активно в общинных делах. Геворг является членом правления Общенационального, был ответственным хора, вообще, развивал бурную деятельность в культурной жизни. Наша дочь Тамар раньше нас приехала в Армению, уже три года здесь, вышла замуж за местного армянина и работает в центре репатриации «Возвращение в Армению».

– Шант, для горячих армян не трудно было столько лет прожить в холодной чужой стране?

– Я родился в Канаде, это моя малая родина и в этих климатических условиях я не испытывал трудностей. Однако каждое лето, когда приезжали в Армению, солнце Родины сияло в наших душах и на лицах, и мы, с солнцем Армении в душах, возвращались в Канаду. Сегодня, окончательно возвратившись на Родину, знаю, что отныне никакая холодная   зима не подействует на меня – на родной земле сердце человека должно жить теплом… Поначалу, когда был совсем маленьким, несколько раз  по инициативе родителей бывал в Армении, а когда вырос и сам стал зарабатывать деньги, решил каждый год собираться с друзьями и приезжать в Армению. Я бывал в 19 странах, но нет иной страны, которая бы, подобно Армении, говорила с моим сердцем.

– Сюзан, Вы родились и выросли в Ливане, 29 лет прожили в канадском городе Торонто, а ныне уже обосновались на Родине. Куда больше всего стремитесь душой?

– Ливан моя малая родина, не буду скрывать – скучаю. В течение 29 лет  только один раз, в 2000 году побывала там. Канада – страна, где столько лет беспечно прожили, создали семью, вырастили детей, а Армения… Несомненно, наши души всегда стремились к независимой Родине.

– Сюзан, в Канаде Ваши дети на каком языке получили образование?

– В Ливане наше окружение было сугубо армянским, все мы выросли в атмосфере патриотизма, воспитывались и росли в вере, почтении к армянским традициям и родному языку, с трепетом относились к национальным ценностям.  Все это пустило в наших душах столь глубокие корни, что в какой бы стране ни жили – все равно этого никто у нас не мог отобрать. То, что в крови – и в душе, и в сердце. Родившиеся на чужбине наши дочь и сын выросли как армяне, в семье родной язык был на высоте.  В Торонто есть одна армянская гимназия, которую и посещали наши дети. Это гимназия САП, прилагающего большие усилия, чтобы она процветала и прогрессировала. После гимназии наши дети специализировались в разных областях. Шант приобрел опыт в сфере автомобильного бизнеса и намерен в Армении получить высшее образование по этой специальности.

– Господин Геворг, как глава семьи ответьте пожалуйста, что побудило репатриироваться?

– У каждого человека, конечно, свои мечты: в плане работы и жизни Канада наши мечты оправдала. Супруга 29 лет мечтала перебраться в Армению, я думал о том же, однако были вопросы, связанные с работой. Всему свое время, это время должно было назреть. Канада прекрасная страна, однако проблемы есть всюду: там тоже были проблемы, много было воровства… Для всего должно настать время, и… настало. Мы решили приехать на Родину и остальную часть своей жизни прожить здесь. Природа вынудила принять это решение.

– Госпожа Сюзан, Вы таким же образом обоснуете… Почему именно сейчас решили репатриироваться?

– В действительности, Я никогда не хотела ехать в Канаду, я была еще маленькой, однако в плане национальных и семейных святынь Канада в моих мыслях никак не укладывалась. Вследствие Ливанской войны, похищения отца мать решила ехать в Канаду, где еще до нас уже обосновался дядя. Вслед за мамой поехали и мы. Спустя год вышла там замуж, но долгих 29 лет постоянно мучила супруга и мать, настаивая на переезде на Родину… Приехали сейчас, потому что, как сказал супруг, ждали нужного времени.

– Шант, Вы обручены с армянкой. Как нашли друг друга? Она также согласна с Вашим решением репатриироваться?

– Невеста моя, Далар, из Ливана, живет в Лос Анджелесе. У нас есть Армянский молодежный союз, познакомились на организованном в Монреале трехстороннем семинаре молодежи Восточной и Западной Америки и Канады. Год уже езжу в Лос Анджелес и Торонто. Далар также три раза приезжала в Канаду. Решили обручиться и приехать в Армению вместе. С первого дня нашего знакомства сказал Далар, что моя мечта – уехать в Армению. Она сказала, что тоже всегда мечтала об этом. В этом вопросе мы единомышленники и вопрос переезда невесты также решился: она пока студентка, но Божьей волей до конца года поженимся.  Насчет дня, церкви пока не решили, настанет момент – решим.

– Шант, когда приняли решение о репатриации, как отреагировали твои друзья в Канаде?

– У меня есть друзья, которые спокойно живут в своих местах, не видели мира, чтобы принять решение о смене места жительства: они меня спрашивали, почему принял такое решение – ведь у меня нет нужды переезжать… Я сказал – уезжаю, чтобы послужить вам примером, чтобы потом и вы приехали. Сказал, уезжаю, чтобы доказать вам, что и в Армении можно жить. Убежден, что однажды все они приедут.

– Все обосновались в Ереване, уже выбрали квартал, улицу?..

– Да, купили квартиру в квартале «Ераз», довольны.

– Шант, что ты думал об Армении в далекой Канаде: вы уже живете здесь всей семьей, не гости, увиденные своими глазами Армения, Ереван хоть отчасти соответствует твоим представлениям и услышанному, Армении твоей мечты?

– Я сказал, что уже 112 раз бывал в Армении и полюбил Родину такой, какая есть. Мечта человека – то, что он ищет, если же человек ищет Армению, то в этом случае должен сказать, что свою мечту увидел в реальности.

– Шант, чем является для тебя Родина, Армения?

– Армения- не только земля, Армения – идея: душа, подобная возрождению и Фениксу, и мы, приехав на Родину, должны стать частицей этого возрождения.

– Госпожа Сюзан…

– Армения – единственное место непоколебимости армянства.  В Диаспоре, как бы ни старались существовать, поколения не могут постоянно продолжаться армянственными: одно поколение, второго нет… Родина – единственная гарантия нашего национального существования.

– Господин Геворг, а как Вы сформулируете понятие «Родина»?

– Армения – наша кровь и энергия, от которой мы получаем силу, без Армении Диаспора слаба.

– Шант, конечно, слышали о военных действиях, спровоцированных в апреле Азербайджаном: как отреагировала армянская молодежь Канады, лично у тебя возникало в те дни желание отправиться на границу?

– Конечно, слышали, пережили эти дни в далекой Канаде, и в нужный момент готовы были с друзьями отправиться на границу – спросите об этом у друзей… Сейчас я в Армении и при любой подобной угрозе  и я, и мои друзья готовы. Каждый молодой армянин, где бы он ни был, обязан в случае войны взять оружие и до последней капли крови бороться за свои границы, за каждую пядь родной земли. В противном случае ты побежден, а мы не имеем на это права.

– Шант, ты родился и вырос в Канаде, бывал на родине твоих родителей в Ливане, 11 раз приезжал в Армению, а ныне с семьей уже навсегда обосновался на Родине. И тем не менее, какая страна для тебя самая-самая (Армению исключим – как Родину).

– Если говорить о горах, или морях, или лесах, то разные люди предпочитают различные географические зоны, природно-климатические условия, красота для каждого имеет свой смысл. Мои предки из Киликии, и в моей крови есть зов моря… Кто знает, вдруг   однажды вновь обретем Армению от моря до моря…

…Беседа с этой красивой и патриотичной семьей внушила всем нам безграничную веру в могучее и прекрасное будущее Армении, и я верю, что однажды у нас действительно будет море мечты Шанта.  

Карине АВАГЯН

Scroll Up