«Обретение Арменией независимости стимулировало наше возвращение «домой»: Диана Овсепян

Собеседник «Армяне сегодня» – репатриантка, член регионального правления САП Армении Диана Овсепян.

 Госпожа Диана переживает глубокое сожаление, видя, как люди покидают Армению. Не в силах представить: кто же после них будет защищать нашу землю, как будем благоустраивать Армению. Размышляет и не может понять «сладость» слова чужбина.

 Эти размышления послужили поводом к тому, что Диана Овсепян с семьей годы назад возвратилась из Ирана на Родину.

 – Вы родились в богатом традициями, армянским духом Иране. Какие сохранились воспоминания о местах, где родились?

 – Иран – огромная кузница патриотизма. Родилась я в Тегеране. Долгие годы жила в городах Тавриз и Исфаган, с которыми связаны воспоминания, духовная связь. Там живут мои родители, родственники и друзья. Особенно теплые воспоминания сохранились о годах юности, когда в союзах участвовала в воодушевленных патриотических программах. После замужества жила в Новой Джуге.

 Училась в армянской школе Айказян-Тамарян-Саакян Тавриза. Еще с детства родители прививали нам патриотизм. У нас была большая семья. После занятий отец долгими зимними вечерами собирал нас, шестерых детей – читал романы Раффи. Затем наступала наша очередь читать вслух.

 В основном занималась общинной деятельностью. Была членом спортивно-культурного союза «Арарат» Тавриза, участвовала в работе АСНО. Была членом правления союза, участвовала в работе различных комиссий. В школе была членом родительских советов.

 – Госпожа Диана, армяне Диаспоры говорят, что их взгляд всегда устремлен к Родине. Тоска по Родине и сделала Вас репатрианткой?

 – Обосноваться на Родине было заветной мечтой моей и мужа: всегда думали о репатриации, о том, чтобы связать наше будущее с Родиной. Обретение Арменией независимости стимулировало наше возвращение «домой». Наша мечта стала реальностью: в 2003 году мы переехали на Родину.

 Обосновавшись в Ереване, вместе с мужем попытались строить будущее наше и двоих наших детей. Дети здесь ходили в школу, затем получили высшее образование, нашли работу. А муж работал на строительстве, чтобы обеспечить семью.

aaaaaa

 – Как отреагировали дети на решение перебраться на Родину?

 – Они приехали, будучи влюблены в Армению, и ныне свою жизнь связывают только с Арменией. Всегда замечала в них воодушевление, даже участвовали в различных школьных конкурсах. Дочка окончила факультет международных отношений ЕГУ, а магистратуру продолжила на кафедре политологии Академии государственного управления РА. К счастью, с отличием окончив университет, нашла работу по специальности. Уже замужем. Ее супруг, как принято здесь говорить, «местный» парень (Смеется). Дочка – из поколения независимости, и возможно в этом причина того, что патриотизм в ней выражен весьма ярко.

 А сын уже служит в Армянской армии. У него была возможность не служить, однако следуя своему принципу – коли приехал в Армению, должен, чтобы ощущать себя полноценным гражданином, непременно отслужить в армии. Он хотел   обязательно выполнить свой долг перед Родиной. Возвратившись после службы, продолжит учебу в Американском университете. А до того учился на отделении международного бакалавриата гимназии «Квант».

aaa

 – Оторвавшись от родной общины, с легкостью преодолели изменения?

 – Прежде скажу, что армянская община Ирана очень сплоченная. Там воспитание детей в национальном духе – одна из величайших обязанностей родителей. Переехав в Армению, думала, что в этом плане никаких трудностей не возникнет, поскольку ехали туда, где все говорят на армянском. Нам очень помогло знание восточноармянского языка. Единственной проблемой, связанной с языком, было правописание, и мы с легкостью ее преодолели.

 Думаю, в течение 13 лет все препятствия мы преодолели. Для детей приспособиться к новой среде было важным вопросом. Ведь должны были пойти в новую школу, интегрироваться в новое общество. В этом вопросе мне очень помогли педагоги школы, которые с большим уважением относились к репатриантам. Они всегда были очень чутки, с пониманием относились к возникающим у детей проблемам.

 Чтобы поощрить, продвигать сына и дочь, большую часть дня проводила в школе. Находилась рядом с ними, чтобы не чувствовали себя одинокими и скованными.

 Особенно теплые отношения у меня сложились с родителями одноклассников детей, связь с которыми сохраняется до сих пор. Они также весьма уважительно относились ко мне.

 – Каковы впечатления в плане чисто человеческих взаимоотношений?

 – Когда за пределами страны встречаешь армянина, представляешь его наделенным самыми высокими человеческими качествами. Хочешь, чтобы он, как армянин, был безупречен. В Диаспоре существует совершенно иное представление об облике армянина. Если в Иране узнают, что ты армянин – знают, что ты не соврешь, не украдешь, не предашь, доверяют тебе. А в Армении, встречаясь с подобными порочными фактами, мы плохо себя чувствовали. Потом начали смотреть на эти проблемы в другом аспекте. В этом вопросе мне очень помогла психология.

 Просто представления о Родине в Диаспоре совершенно иные. Армению мы представляли как самое красивое, идеальное и надежное место, где каждый армянин мечтает жить. После обретения Арменией независимости мы долгие годы приезжали сюда туристами, и в этот период сформировалось поле представлений. Мало-мальски знакомы были уже с здешними нравами, образом мышления, характерами людей. И естественно, не оказались в незнакомой среде.

 – Какими чувствами преисполнились, «возвратившись домой»?

 – Ступив на родную землю, поняли, что Армения для нас отныне реальность.

 Все мы думали, что должны внести вклад в развитие нашей страны. Однако были явления – неутешительное состояние улиц, темнота, очереди за хлебом, – с которыми невольно сталкивались и огорчались.

 В Армении армян Диаспоры не отличали от чужих. Не могли признать, что мы тоже армяне, и поражались тому, что чисто говорили на армянском. Однако впоследствии этот стереотип был преодолен.

 Вместе того, чтобы проводить дифференциацию, нужно просто понять, что Диаспора живет Арменией, а Армения – Диаспорой. Различие, существующее между нами, возникло не по нашей вине. Придя к осознанию этого, наша страна станет тем раем, о котором мечтаем.

 – Задумывались когда либо, что дала Вам репатриация?

 – Самое главное, что я извлекла из репатриации – огромное желание продолжить в Армении высшее образование. Думаю, мечта всех армян Диаспоры – получить образование на Родине, на родном языке: это совершенно иное чувство. Хотя в Иране я окончила университет и получила специальность геолога, однако, следуя за своей мечтой, решила получить вторую специальность: поступила на отделение психологии Ереванского университета имени Месропа Маштоца, а магистратуру продолжила в НАН РА.

 Диссертацию защищала по теме «Особенности социально-психологической интеграции переехавших в Армению сирийских армян». Изучала психологические проблемы беженцев из числа сирийских армян. Мне интересно было, с какими проблемами сталкиваются люди, оказавшись в новой среде, как им удается приспособиться к новым условиям.

 После репатриации начала искать свое место в обществе. Сотрудничаю с офисом САП в Армении, где ныне являюсь членом регионального правления, а также ответственным комиссии рукоделия и ряда других.

 Включена в женсовет строящейся в общине Арабкир церкви. Была председателем правления Арабкирского филиала САП. Короткое время  на добровольных началах сотрудничала также с Министерством Диаспоры РА.

 – Что Вы понимаете, говоря «патриотизм»?

 – Патриотизм, по моему – жить Родиной и во имя ее. Патриотизм – живя на чужбине, учить детей родному языку и сохранять их армянами.

 Патриотизм – отвага армянского воина, стоящего на страже границы, которую никакими словами невозможно описать. Недавно в рамках программы САП «Крепкая граница – могучая Родина» осуществили инициативу «Письмо воину». Письма воинам написали и дети армян Диаспоры. Читая их волнующие письма, Вы бы поняли, сколь патриотичное поколение воспитывается в Диаспоре.

 – Ознакомительные экскурсии совершаете? Ведь это – лучшее средство познать Армению.

 – В Армении нет уголка, куда бы мы не ездили всей семьей. Все места любимы и близки. Хочу, чтобы дети знали свою страну. Говоря «Армения», не следует понимать исключительно красивые кафе, рестораны, другие места досуга. Армению нужно прочувствовать нашей бесподобной природой, высокими горами, древними монастырями и другими памятниками, которые словно беседуют с нами, передают завет.

 Когда посещаем какое либо село или город Армении, непременно ночуем там, потому что любим вечерами выходить в город, беседовать с людьми, смотреть, как они живут. И замечаем, что с наступлением темноты оживление исчезает, все запираются в своих домах. Желаю, чтобы Армения развивалась равномерно и государство всегда держало в центре внимания людей, живущих в приграничных селах.

aa

 – А что посоветуете нашим соотечественникам, уезжающим из Армении?

 – Живя в Диаспоре, понимаешь: в том, что покидаешь Родину, ничего хорошего нет. Теперь, обосновавшись на Родине, я даже минуты не задумываюсь о том, чтобы ее покинуть. В конечном счете, куда нам ехать, кто нас примет с распростертыми объятиями: куда бы ни поехали, будем жить скованно, на положении гостя. Оставаясь здесь, сжавшись в кулак, мы должны поддержать Армению и преодолеть встающие перед нами вызовы.

 Я сторонник того, чтобы молодежь уезжала за границу получать образование, приобретать знания и задействовала свой потенциал в Армении.

 Сегодня наши границы – каждодневная мишень для врага. Несмотря на взрывоопасную ситуацию, жители приграничных сел крепко приросли к своей земле: даже в этих тяжелейших условиях, никогда не думают о том, чтобы покинуть Родину. Часто, когда спрашиваю, почему не переезжают в Ереван, они со смехом отвечают – сколько бы ни оставались под обстрелами, не покинут родные места и не отступят ни шага от родной земли.  Чувство принадлежности настолько сильно выражено в них, что просто испытываешь чувство гордости.

 Но и уезжающих не могу винить. Возможно, они покидают страну из-за социальных условий, однако было бы лучше, чтобы они обрели спокойную жизнь в Армении.

 Беседовал Геворг ЧИЧЯН

Scroll Up